• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:15 

Папа: Снова про гомаков читаешь? - Я: Пишу. Папа: Бестолочь.

18:22 

Папа: Снова про гомаков читаешь? - Я: Пишу. Папа: Бестолочь.
Я зарегалась на Дайри... Самой не верится. Не прошло и пол года с тех пор, когда появилась такая идея и вот - я здесь.
Ничего не понятно. Даже стыдно как-то... Ничего, привыкну.

17:41 

Папа: Снова про гомаков читаешь? - Я: Пишу. Папа: Бестолочь.
Ладно, здесь этого точно никто не увидит.
Мне плохо. Нет, мне не плохо, но все плохо. Все очень плохо. Мои родители уволены, моя бабушка и мой папа болеет. Это критическая ситуация. Мне просто нужны силы, чтобы поддержать свою семью.

18:51 

Папа: Снова про гомаков читаешь? - Я: Пишу. Папа: Бестолочь.
Его звали Двуликим Демоном. Такое имя ему дали Древнейшие, и никто не знал, почему.
Он всегда был один - прямолинейный и жестокий, но сильный и непреклонный.
И ни единый демон на просторах Преисподней не мог понять, за что ему дано такое имя.

И только мы с тобой знали, что Двуликий никогда не был один.
Он научился себя контролировать. Себя и... его.
Потому что только ему он мог доверять.

20:32 

Папа: Снова про гомаков читаешь? - Я: Пишу. Папа: Бестолочь.
Я гибну, множество народа погубя.
Беги, тиран, беги!.. Кого бежать?.. Себя?
Не вижу никого другого пред собою.
Беги!.. Куда бежать?.. Твой ад везде с тобою.
Убийца здесь; беги!.. Но я убийца сей.
Страшуся сам себя и тени я моей.
Отмщу!.. Кому?.. Себе?.. Себя ль возненавижу?
Люблю себя... Люблю... За что?.. Того не вижу.

Блять, ну отлично. Даже ебанная русская литература в лице Сумарокова напоминает мне о том... о том самом.

И если б было льзя с собою разделиться,
Я стал бы мукою своею веселиться,
Готовый сам себе в мученьи сострадать
И на отчаянье отчаян соглядать.

Да вы, блять, издеваетесь?..

15:56 

Папа: Снова про гомаков читаешь? - Я: Пишу. Папа: Бестолочь.
Сидим. Смотрим.
Маша: Что за...? Он мудак? :crazy:
Я *киваю на экран, показывая, что всё объяснится*
Тишина, на фоне - голос из кадра.
Маша: Так он мудак?
Я: Нет, он гений.
Маша: Мудак.
Тишина, на фоне - голос из кадра.
Маша: Всему этому есть одно разумное объяснение - он мудак.
Тишина, на фоне - голос из кадра.
"Я всё ещё в шоке - вот на мне одеяло!"
Маша *истерически*: ВАХАХАХАХХААААХАХА!!! :lol: Не, единственная шутка за весь фильм, а я ржу, как сумасшедшая! Всё, сегодня вечером, буду смотреть вторую серию!

Записала под третьим номером в графу личных побед:dance:

19:54 

Отдых в Турции, Алания, Club Hotel Ulaslar

Папа: Снова про гомаков читаешь? - Я: Пишу. Папа: Бестолочь.
Итак, я, кажется, созрела для того, чтобы писать что-то в своем блоге… Хотя это и лишено смысла.
О впечатлениях по номерам. Дело в том, что здесь не будет изысканных слов о красотах Турции в целом и Алании в частности (на, разве что самую малость). Здесь, скорее, вывернутая наизнанку я.
- самолёт; первый день:
1. Облака – белая сладкая вата – кажется, высунешь руку из иллюминатора, оторвёшь кусочек, попробуешь – тает на языке.
2. Лоскутное одеяло земли, расчерченное неровными фигурами полей.
3. Весёлый пилот, летающий кругами – должно быть, в детстве не докатался на американских горках.
- ужин в отеле; километровая очередь:
4. Это какое-то безумие! Без аллегорий и метафор, сумасшедший дом!..
- второй день; море:
5. Волны – огромные, штормовые почти, захлестывают с головой, накатывают на берег, стараясь догнать себя самое, загребающие когтистыми лапами брызг… искусство.
- массаж:
6. Пусть отсохнет язык у того, кто скажет, что это был сеанс массажа, а не издевательство над моим телом и мозгом!.. Это ещё если не брать в расчет того, что мой массажист был похож на Диму Билана. Можете представить себе турецкого Диму Билана?..
7. Как можно одновременно фапать и умиляться? Я хочу детского аниматора, имени которого не знаю. У него блестящая серёжка в ухе и милая улыбка.
8. Слишком жарко, не заснуть.
- третий день; мысли на пляже:
9. Поэт по сути своей – вертлявая сучка. Если «жаркие» - звучит плохо, а в «горячие» - много слогов, он скажет «жгучие» и будет думать, что всё в порядке. Это я про себя, ясное дело. Не думаю, что мэтры озабачивались этим.
10. Интересно, как там мои все? Уже скучают? Я скучаю. Кажется, прошла минимум неделя.
11. Поняла прелесть кальяна, дым выпускала через нос. Конденсация ._. Эээ… Пьянь, как после двух бокалов пива.
12. Портящий отдых некрасивый белорус Сергей с двумя сыновьями Пашей и Мишей, навяливающий мне их водиться. Я не люблю детей! Отстань от меня и дай спокойно пожить! Нет же. Молчу. Потому что имидж.
- четвёртый день; рафтинг:
13. Почему ко мне пристают не те, кого я хочу (всё ещё надеюсь на детского аниматора)?! Приставучий гид Алекс (Александро Папандро Македонский, ни больше, ни меньше!), настойчиво лезущий целоваться, у которого из потрясающего только лопатки и английский акцент. Ну и чувство юмора. И имя.
14. УУУААААХХХААААХХАААРРРЯЯЯЯААААА!!!... *прыжки в легкой лодочке по порогам горной реки*
15. Чёрствый хлеб и резиновый рис после полудня в ледяной воде кажутся манной небесной…
16. Оскар. Подумать только, его зовут Оскар!.. Ах. Моя ежевечерняя истерия в своем апогее. Как отчаянно мне нужна сейчас поддержка!..
- море после рафтинга:
17. Теплое, нежное, почти без волн, такое, что наполняет детский, радостно-щенячий восторг, и не хочется вылезать.
- внезапная дискотека (скандал в три часа ночи прилагается); а ведь я не люблю дискотеки; догадайтесь, кто едет:
18. Добрая (злая?) сотня потных извивающихся тел. Давно я не видела СТОЛЬКО устремлённых на меня сальных взглядов!.. Если бы я хотела кого-нибудь соблазнить (кого-нибудь, кроме Оскара, разумеется), я бы соблазнила одного молодого дядьку, одного старого дядьку, трёх подергунчиков, одного парня с охуительной прической, но самое главное – очкарика, похожего на Сида из Молокососов. Он всю ночь показывал мне на пальцах 134, а когда я помотала головой и показала 134 в сторону Оскара, но посмотрел на меня с выражением саркастического «Такое чудо тебе не светит» на лице. Обидно.
19. Серьезное лицо и внутренние визги без повода: жвачка (угостил, да-да) – уиии, танцы – аиии, плечо – миии, ПОПА (именно, этот бесстыдник предложил потрогать его попу!) – АЩАЩАЩ :Q___
- пятый день; утро; состояние сомнамбулы:
20. Мама, я очень болен. Мама, идём на пляж досыпать.
- пятый день; вечер:
21. Впечатлений ноль, поскольку мысли целый день только об одном…
«Чувство или желание? Бабочки в животе. Сердце сжала обжигающе горячая рука с острыми когтями. Страшно. Хочется. Страшно хочется. Полностью. Улыбку. Глаза – зелёные, так странно. Губы. Нос, как стыдно, нос тоже. Тело. Попу. Ямочки над попой. Всего. Сжать. Целовать, вылизывать. Поддаваться. Слышать хриплый голос и корявый русский. Боже. Страшно, больно. В животе даже не бабочки, а клубок шипящих змей. Должно стать легче, но легче не становится. Новая болезнь с микробом, названным его именем. Оссскаррр. Даже имя наполнено сексом. Прорастает изнутри. Отравляет. Если бы была таблетка…»
22. Вот оно – помутнение рассудка, когда пытаешься вспомнить слово «намаз», а вместо этого вспоминается «маасдам» ._.
23. ГОСПОДИ!!! БОЖЕ, ЗАЧЕМ ТЫ СОЗДАЛ ЭТО ЧУДО?! Потому что это действительно чудо! Угадайте, кто сегодня вечером лежал голой грудью на гвоздях и битом стекле с четырьмя девицами на спине? Толпа скандирует: «Оскар, ОСКАР!!!» Кто сегодня глотал огонь и плевался огнём! «Оскар, ОСКАР!» Кто танцует так, что слюнки пускаешь?.. О, Господи. Я уже говорила, что это чудо?..
Простите меня, все. Прости меня, Мад. Я по уши в этом.
Я по уши в этом, и пора признать, что это чудо мне действительно не светит. Я одна в номере, и осознаю это в полной мере. Хочется завыть по-звериному и разрыдаться от безысходности.
24. «Девочка, почему ты плачешь голая на балконе ночью совсем одна?» - «Обычная история, тётенька. Влюбилась в того, кто не обращает на меня внимания. Вою на луну от одиночества».
- шестой день; джип-сафари:
25. По сандалу ползёт большой муравей размером с приличного шмеля. А в Дим-чае (это река, не думайте) нервные дерганные рыбки.
26. Весело-задорно… но не порно, а джип-сафари. Помогло отвлечься на полдня, пока в бассейне Дим-чая я не увидела сладкую парочку, целующуюся в воде, и снова не осознала свое одиночество. Захотела к своим. К тем, кому я (хочется надеяться) нужна.
27. Дискотека сегодня удалась, хотя и не было такого количества похотливых взглядов. Ну, то есть, я бы сказала, что дискотека удалась, если бы мне удалось что-нибудь в отношении объекта моих желаний, но даже просто потанцевать вместе – уже достижение. Выяснилось (ну очень ценная информация, ага), что у него нет детей, но есть презервативы. За этим следует куча нецензурных мыслей о том, что было бы неплохо… и… и ещё… а потом… и в конце… аххх. Чёртово воображение.
- седьмой день; утро:
28. Поспать четыре часа, прожариться на солнце до хрустящей корочки, попытаться зайти во вновь штормящее море, не смочь, снова печься на солнце, час бултыхаться в хлорированном бассейне, замёрзнуть, пожариться десять минут в сауне и приправить это всё синтетическим чаем… Могу, умею, практикую. Теперь я умер.
29. Ога, как же. Мёртвую меня заставили участвовать в аквааэробике и играть в водную игру в бассейне. Не, ну как заставили… Буквально вынудили самим фактом присутствия определенного субъекта.
30. Голова кружится и не поднимается, грудь не дышит, живот болит, ноги отнимаются. В этом вся я. Развлечения мне строго противопоказаны.
31. Комеди-шоу, устраиваемое в отеле Муратом и Васей – пошлейшая пошлятина, но очень смешная, как ни крути.
- внеплановая пенная вечеринка:
32. Мдааа… Я не купалась в одежде со времён Дня Посейдона в лагере Пламя. Но самое весёлое, что сбросил меня в бассейн не кто-нибудь (хотя потом и кто-нибудь тоже), а Оскар!.. Ах. Я почти счастлива.
33. Опять вместо Оскара ко мне пристал нормальный парень Алексей из Казани, Татарстана, который сказал, что у меня красивая улыбка и мне нужно чаще улыбаться. «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей».
- восьмой день; скоро домой:
34. Как ни прискорбно это признавать, впечатлений ноль. Разве что могу сконцентрировать, что хотела написать давно – в Алании воздух пахнет спелыми арбузами. И ещё – наверное, к концу отдыха (который не за горами) я выучу фирменный танец Улашлара.
35. Что сказать… думать и чувствовать… по поводу отъезда… я не знаю. Мне хочется к своим, хочется домой, потому что мне их не хватает… Но здесь… Здесь, в этой нереальной, НЕНАСТОЯЩЕЙ жизни, из которой не хочется уходить, чувствуешь себя красивой, юной, свежей, прекрасной. Принцессой (как мне, блин, не стыдно говорить-то такое). Все вокруг здороваются и говорят тебе комплименты – за просто так, без всяких… Почему в России не так? Неужели это сложно? В общем… Противоречивые ощущения.
- девятый день:
36. Что ж. Приятнее считать, что я выздоровела, что этот чёртов вирус с его именем – отпустил. Однако это не мешает мне с болезненным интересом какого-то маниакального сталкера следить за каждым его движением.
37. Когда сидишь на границе волны, нужно иметь йоговскую скорость и буддистское спокойствие, чтобы успеть схватить ракушку, вынесенную одной волной, пока её не унесла обратно в море другая.
38. Всё-таки, я настоящий Мастер – не из-за чего-то, а из-за извращенной логики. Сегодня мы играли в очередную игру в бассейне, и победил парень по имени укроп. Я подумала, что его звали Пётр – ну, потому что «Пётр-Петрушка-Укроп». Мама сказала, что тогда всех Сергеев называли бы Ожерельями… Ну, потому что «Сергей-Серёжка- Ожерелье». Всё-таки, мы одной крови.
39. Джип-сафари ночью – совсем не то, что днём. В Турции потрясающее небо – чистое, видно каждую звёздочку на чёрном бархате неба, дух захватывает от близости. И, как сказал англоговорящий гид Фати – очередной пристающий ко мне молчел – fuck the life and joy!
40. Ой, подумать только, с каким странным чувством, будто так и надо, я написала «очередной пристающий»! Счёт, что называется, на очки. «Пять Кивинов в разном и ни одного Кивина в нужном» (с) КВН. Пять «очередных пристающих» и ни одного приставания от Оскара.
- десятый день:
41. С утра было пасмурно и грустно, небо и море казались серыми и унылами, а может на всё это влияло осознание того, что завтра утром меня уже здесь не будет. Ближе к одиннадцати снова появилось солнце и в воздухе запахло арбузами. Сладкий, приторный запах, который мне, возможно, кажется… до того я влюбилась в Аланию. Улашлар во всех отношениях лучше Вива Шарма и Дим Сюита. Hey-hey, Alanya! The lovely place for you and me!..
42. Для ровного сатанинского счета Кивинов, ко мне пристал отельный молодой официант, который приглашал меня ночью на море. Что ж. Ни ему, ни парням из Казани, предлагавшим пойти гулять, я не ответила согласием. Нет, ну а что? Собираться надо. Зато, когда появилась возможность поехать на дискотеку (где всегда - он), сорвалась и побежала. Как же я презираю себя за это.
42. Сердце затрепетало. Какие-то призрачные обещания, эфемерные надежды. И на что, спрашивается, надеялась? Не вылечилась. Не избавилась. А потом – дискотека и он целуется с какой-то стервой в синем платье. Больно. Ни слова больше, только соль.
- одиннадцатый день:
43. Домой. Именно, домой. Потому что, fuck you, Oscar, fuck you very very much!
44. Дорога заняла целый день, учитывая съеденные переменой часового пояса четыре часа. В омском аэропорту – по турецкому времени как раз было девять (время начало детской анимации) я просто стояла и танцевала детские танцы, не обращая внимания на толпу. Привычка. Рефлекс собаки Павлова. Как мне этого не хватает – уже.
45. Как быстро привыкаешь к хорошему!.. Теперь надо заботиться о еде и мыть посуду .-.
- двенадцатый день:
46. Последнее впечатление. Хотя я и в Омске, но просто на контрасте я должна написать… Здесь серо. Холодно. Безрадостно. Я готова на всё, чтобы вернуться.

@музыка: Johnny Hansen – Hey hey Alanya

@настроение: Ностальгическое

My diary

главная